Начало отпуска. Впереди 3 недели переездов, перелетов, встреч, восторгов… Как мы выдержим?

Приземляемся в аэропорту Newark, 5 утра. И вот мы уже едем на просторной машине друзей в  Robbinsville, Штат New Jersey. По дороге перескакиваем с личных тем на комментарии о заоконном пейзаже. Нью Джерси один из самых заселенных штатов – здесь и большие города, и спальные районы — комьюнити типа Robbinsville, и промышленные города. Один такой мы проезжаем, пейзаж весьма прозаический – трубы , производство и запах тоже соответствующий. Для привлечения населения в этом городе понижены цены не только на жилье, но даже на продукты.  Промышленный пейзаж сменяется сельским и отдельно стоящими имениями (иначе не назовешь) с красивейшими домами в центре.

Во времена Ильфа и Петрова Америка была преимущественно одноэтажной. За 100 лет она подросла и стала, в основном, двухэтажной.  Деревянные дома собирают из комплектующих в очень короткие сроки. Обычно на первом этаже гараж, один или два салона, кухня и туалет. В подвале (basement) стиральная и сушильная машина – это почти стандарт.  Наверху  — спальни с ванными, количество – в зависимости от потребностей и благосостояния  хозяев. Вокруг дома небольшой ухоженный садик. Неухоженным он быть не может – за это платят изрядный штраф.  Жить в таком доме считается  гораздо престижней, чем в квартире в многоэтажном. Разве что дом расположен где-нибудь в Down town. Кстати, Down town – деловой и торговый центр-  есть в любом городе, даже совсем небольшом.  Одна наша приятельница, несколько лет тому назад переехавшая из Беэр Шевы, называла наш старый город  «Down town».

Через  пару часов мы отправились на электричке в Нью-Йорк и оказались в самом центре Манхеттена, на Grand Central station, а затем- в Квинсе у друзей.  Изучая Нью-Йоркские путеводители, я обратила внимание, что Нью-Йорк сводится к Манхеттену, а Бронкс, Квинс и другие известные из литературы районы не упоминаются вовсе. Ответ нашелся быстро в замечательной книге Петра Вайля  “Гений места”

«Все, что предстает перед умственным взором любого человека, хоть бы и никогда не выезжавшего из родной деревни, при слове «Нью-Йорк»,— это Манхэттен. За его пределами нечего делать не только пришельцу, но и ньюйоркцу — разве что ночевать.

Проявив изумительное чутье, это ощутил и передал вписавшийся в город южанин-провинциал Уильям Сидни Портер, более известный под псевдонимом О`Генри; он не дал себя обмануть: его Нью-Йорк — только Манхэттен. И более (менее) того: несколько десятков кварталов вокруг пересечения Бродвея, Пятой авеню и 23-й стрит.»

И все же пару слов о Квинсе. Не слишком ухоженный  и более всего напоминает район старой таханы мерказит Тель Авива – то же обилие магазинчиков с товарами низкого пошиба, кафешки (некоторые очень славные) и суета. В городской шум, не стихающий и ночью, вплетается грохот метро, которое проложено по эстакаде на небольшой высоте.  Китайские, индийские, греческие, латиноамериканские районы переходят один в другой. Общей архитектурной деталью являются пожарные лестницы снаружи зданий.

Вооруженные общей эрудицией, двумя путеводителями и статьей из вышеупомянутой книги, мы в грохочущем метро вернулись на Манхеттен.  И оказались в другом мире. Пообвыкнув среди небоскребов, гудящей  толпы и красивых витрин, двинулись к Таймс сквер – куда же еще следует отправиться в первый день! Среди переплетения «попендикулярных улиц» встречаются чудесные скверы, которые можно было бы сравнить с оазисами. Но Нью-Йорк так мало напоминает пустыню, что сравнение явно надуманное.

Нью-Йорк - Манхеттен. Здесь живут счастливые люди
Манхеттен. Здесь живут счастливые люди

Ошеломляющее впечатление Таймс сквер производит вечером. Сколько ни смотри фильмов, фотографий, роликов, все равно огромные сверкающие рекламные панно ошеломляют. Днем  этой красоты не видно, зато мы застали двух раскрашенных от головы до пят девиц, которые приимали разные позы на фоне Таймс сквер. По-видимому, фотографировались для рекламы. Из одежды на них была только краска и хутини.  Отметив про себя, что мы видели своими глазами знаменитый Крайслер билдинг, Эмпайр стейт билдинг и еще многие знаменитые и не очень билдинги, мы сели на кораблик и поплыли к статуе Свободы. Кроме статуи, с кораблика был прекрасно виден знаменитый  Бруклинский мост и панорама Манхеттена.

Я горд  вот этой стальною милей,

живьем в ней мои видения встали —

борьба за конструкции вместо стилей,

расчет суровый гаек  и  стали.

Это, конечно, Маяковский, с которым я не согласна. На мой взгляд, мост стильный и элегантный, особенно при взгляде с реки.

Из Wikipedia:  «В стихотворении Владимира Маяковского безработный прыгает с Бруклинского моста «прямо в Гудзон». Но данный мост пересекает не Гудзонский пролив, а пролив Ист-Ривер. То есть, согласно Маяковскому, герой стихотворения должен был при падении пролететь примерно 3 километра по горизонтали, прежде чем разбиться об воду».

Проект моста разработал немецкий инженер Джон Реблинг, а строительство, в основном, вел и завершил в 1883г. его сын. Долгое время Бруклинский мост оставался самым длинным висячим мостом в мире.

И еще одна цитата из Wikipedia:  «В первый же день порядка 1800 транспортных средств и около 150300 человек воспользовались им, чтобы перебраться на другую сторону. Однако неделю спустя в народе прошёл слух о возможности внезапного обрушения моста, что стало причиной давки и гибели 12 человек. Чтобы уверить народ в прочности моста, власти провели по нему 21 слона из гастролировавшего неподалёку цирка.

В начале 2006 рабочие, проводившие ремонт Бруклинского моста, обнаружили секретное бомбоубежище, созданное в 1950-е годы XX века, в самый разгар холодной войны. Вход в него был замаскирован в стене опоры моста со стороны Манхэттена. В тайнике были найдены значительные припасы — 350 тыс. металлических банок с галетами, воздухоочистительные установки, одеяла, наборы для медицинской помощи».

На мой взгляд, панорамы с небоскребами лишены индивидуальности. После того как я побывала в Гон Конге, Чикаго и Нью-Йорке я могу их различить и даже указать наиболее известные здания, но все  же эта архитектура не греет душу.  А вот статуя Свободы хороша, хотя и ожидаема –именно так себе ее и представляешь. Не стану приводить здесь общеизвестные факты как Франция дарила статую Америке.

Наша программа была еще не выполнена, поскольку мне очень хотелось взять быка за рога – в самом прямом смысле.

«Бронзовый бык является символом Нью-Йоркской товарной биржи на Уолл-Стрит, ее автор — родившийся на Сицилии скульптор Артуро Ди Модика. Вес статуи составляет более трех тонн. Статуя олицетворяет финансовый оптимизм и процветание (сочетание «быки» и «медведи»).

Ди Модика изготовил статую по своей инициативе и на свои деньги, установив его 15 декабря 1988 года напротив Нью-Йоркской Биржи как образец «уличного искусства». Вскоре городские власти убрали быка с улицы и поместили в отстойник. Однако жителям Нью-Йорка бык понравился, и городские власти установили его на Бродвее, на площади около Bowling Green, в паре кварталов от того места, где его устанавливал автор.
Бронзовый бык является одним из наиболее фотографируемых достопримечательностей Финансового Квартала
».

Вот к этому быку мы и отправились, пройдя по Уолл стрит, мимо знаменитой Нью-Йорксрой биржи и, обогнув Тринити черч (церковь святой троицы), дошли не торопясь до быка. Вокруг толпились туристы и фотографировались  с быком в меру своей изобретательности в разных позах. Причем изобретательность была как-то направлена на вид быка, как бы это выразиться, скажем, с заднего фасада. Но я предпочла первоначальный план.

Мы кружили по бесчисленным стрит и авеню, пока не добрались до ресторанчика, где была назначена встреча с младшим поколением наших друзей.  Ресторанчик славится своей кухней, в которой первое место держит русский борщ, действительно очень вкусный.  А кроме того, в нем подают хумус и другую израильскую еду. Когда мы доехали до Таймс сквер, чтобы сделать ночные снимки, то сил выйти из машины уже не было.

Следующий день мы начали от Вашингтон сквер, где находится арка, посвященная иннагурации Вашингтона. Первая арка, возведенная к столетию события была деревянной, затем каменной, несколько раз перестраивалась . В центре площади чудный фонтан, а вокруг веселая разномастная толпа. Не обходится и без уличного оркестра. Музыка, солнечная погода и общее веселое настроение –и город сразу становится приятным и понятным.  Этот район Манхеттена носит название Greenwich Village, считается, что здесь обитает Нью-Йоркская богема. Чтобы придать какую-то стройность нашим шатаниям по улицам мы наметили маршрут до Central park  c посещением двух мест, связанных с творчеством О Генри. Весь район, по которому мы шли (Пятая авеню, Мэдисон сквер, знаменитый небоскреб «Утюг»), связан с его рассказами. В Мэдисон сквер тоже было полно веселого народа. Серые белки чувствуют себя хозяевами и не стесняются проверять содержимое сумки отдыхающих на скамейках, если запах привлекателен.

Нью-Йорк - Central park
Central park

Помнится, в какой-то из книг В.Коротича рассказывается, что он нашел гнездо орла на крыше небоскреба и даже яйцо в нем. Тогда мне это показалось сомнительным. Но один из самых, если можно так сказать, урбанистических городов мира полон птиц. Орлов не видели, но разных мелких пташек наблюдали, и живется им совсем не плохо.

Мы воспользовались в качестве путеводителя прекрасной статьей из книги П. Вайля «Гений места». Рекомендую всем, независимо от того, собираетесь ли вы в Нью-Йорк.

Один из контрастов  Нью-Йорка:  на ограде церкви висят ленточки с именами погибших в Ираке и их количество потрясает, а за углом, в двух шагах —  небольшая мечеть, возле которой совершали намаз многочисленные мусульмане. Мы почувствовали себя неуютно и напряженно.

Нью-Йорк - Ленточки в память о погибших в Ираке
Ленточки в память о погибших в Ираке

В конце концов, мы дошагали до Central Park. Действительно чудесное место, остров зелени и живой природы посреди небоскребного леса. Впрочем,  Манхеттен  — не только небоскребы. На запад от парка расположены совсем другие улицы. Здесь находится знаменитый дом Дакота, в котором  жили многие знаменитые писатели, художники, музыканты, Почему Дакота? Этот роскошный дом был первым в этом районе, который считался очень далеким  (не рядом с  Пятой авеню). Тогдашние снобы ворчали «… еще бы в Дакоте построили…» . А весь район поражает тишиной, ухоженностью и уютом. Кажется, что на таких улицах и в таких домах должны жить долго, спокойно и счастливо.

Следующий день мы провели в Бруклине. Над головой шумит метро, внизу шумит русская публика, пыльно и грязновато. Это не Одесса. Временами город пытается  притворяться Одессой, но не получается. Идем с подругой, болтаем. Мужья наши чуть впереди.  Вдруг какой-то гражданин подходит к нам со словами «О вас могут позаботиться» и вручает бумажку. На бумажке какие-то цены, но совершенно не понять на что. Читаю и так и эдак – не понятно. На обратном пути опять вижу этого дядечку с бумажками. Причем идем уже рядом с мужьями. Спрашиваю: « А что это вы мне дали?» Посмотрел неприветливо, глянул в бумажку и говорит, «А это вторая страница. Вот вам первая». Оказалось – это адвокат по бракоразводным процессам может о нас позаботиться! Отличный у него распространитель рекламы!

На этом наше знакомство с Нью-Йорком окончилось.  Впереди были парки штата Нью Джерси, Ниагара Бостон, Чикаго…

http://sporov.net/wp-content/uploads/2013/03/USA-1.jpghttp://sporov.net/wp-content/uploads/2013/03/USA-1-290x290.jpgИрина КомскиС миру по ниткеПолезная информация,Туризм,ФотоотчетНачало отпуска. Впереди 3 недели переездов, перелетов, встреч, восторгов... Как мы выдержим? Приземляемся в аэропорту Newark, 5 утра. И вот мы уже едем на просторной машине друзей в  Robbinsville, Штат New Jersey. По дороге перескакиваем с личных тем на комментарии о заоконном пейзаже. Нью Джерси один из самых заселенных штатов...На ваш вопрос найдем ответ